Шереметьева Елена Викторовна

РАННЕЕ РЕЧЕВОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА В ТРУДАХ Л. С. ВЫГОТСКОГО

Как течение потока определяется берегами и руслами, так психологическая лейтлиния, жизненный план развивающегося и растущего человека определены с объективной необходимостью социальным руслом и социальными берегами личности

Л. С. Выготский

Выдающийся отечественный ученый Лев Семенович Выготский (1896-1934) сделал все возможное, чтобы детская психология стала полноценной наукой, имеющей свои предмет, метод и закономерности; он сделал все, чтобы эта наука смогла решать важнейшие практические задачи обучения и воспитания и коррекции (в случае патологии) развития детей.

Особенно актуально слова Л. С. Выготского о раннем развитии ребенка «в неприспособленности детства заложен источник сверхкомпенсации, т.е. сверхполноценного развития функций» звучат в нынешний непростой период перехода отечественной системы специального образования на новый этап своего становления (5, 7). Его взгляды на сензитивные периоды становления высших психических функций: «Залог сверхценности дан в наличии неполноценности; поэтому движущими силами развития ребенка являются неприспособленность и сверхкомпенсация» (2 ,38) положены в основу многих научных разработок в области раннего детства.

Вклад Выготского в психологию, педагогику и дефектологию столь велик и многогранен, что у него можно взять различные идеи, не нарушая целостность его концепции. Нам видится интересным рассмотреть взгляды Л.С. Выготского в преломлении к процессу раннего речевого становления ребенка. «Язык, — говорит Штерн, — становится орудием мощного развития его (ребенка. – Л.С.) жизни, представлений, эмоций и воли; только он делает наконец, возможным всякое настоящее мышление: обобщение и сравнение, суждение и заключение, комбинирование и понимание» (2, 25-26). Эту проблему Выготский обозначил во многих своих теоретических работах: «Вопросы детской психологии», «Проблема культурного развития ребенка», «История развития высших психических функций», «Мышление и речь», «Орудие и знак в развитии ребенка», «Основные проблемы современной дефектологии», «К психологии и педагогике детской дефективности» и т.д.

Речь, как и всякая высшая психическая функция, имеет определенный сензитивный период в своем формировании. Реализацию потенциалов сензитивности детского развития Л.С.Выготский рассматривает с точки зрения роли социальной, коллективной деятельности в психическом развитии ребенка. Что же такое психическое развитие ребенка? «Развитие как процесс, характеризующийся единством материальной и психической сторон ребенка, единством общественного и личного при восхождении ребенка по ступеням развития» (1, 29). Периоды постепенного незаметного внутреннего накопления изменений в личности ребенка сменяются периодами резких «скачков», конфликтов. Невидимые изменения «накапливаясь до известного предела, затем скачкообразно обнаруживаются в виде какого-либо возрастного новообразования» (1, 12). Выготский выделяет пять скачков, «кризисов»: кризис новорожденного, кризис одного года, кризис трех лет, кризис семи лет и кризис 13 лет. К началу каждого следующего возрастного периода складывается соответствующая «социальная ситуация развития». Это «совершенно своебразное, специфическое для данного возраста, исключительное, единственное и неповторимое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной» (1, 21). Именно эта социальная действительность – «основной источник развития». В полной мере все вышесказанное относится и к процессу становления речи, как деятельности ребенка.

По сути своей общество, социум предъявляет ребенку требования, которым он еще не соответствует. И для того, чтобы быть понятым, необходимо соответствовать этим требованиям. И вот из потенциально заложенных возможностей, из «неполноценности» складывается «новообразование» под влиянием общественных требований. Эта теория Выготского особенно наглядно прослеживается в становлении речи. Удивительно гениальна монография «Орудие и знак в развитии ребенка». Ребенок, пишет Л. С. Выготский, «вступает на путь сотрудничества, социализируя практическое мышление путем разделения своей деятельности с другим лицом».(3, 1100). И далее: «Собственная деятельность ребенка направлена на определенную цель…» Наличие знака, речи позволяет «представлять в наличной ситуации моменты будущего действия…». Это «создает условия для совершенного нового характера связи элементов настоящего и будущего, создает совершенно новое психологическое поле для действия, ведя к появлению функций образования намерения и спланированного заранее целевого действия» (3, 1118). И в итоге, в основе нового способа оперирования вещами, лежит словесное значение, слово как орудие социального контакта, коммуникации. Вместе с тем развитие этого способа невозможно без практики, без опоры на реальные свойства вещей.

Здесь и кроется основа основ речевого развития. Только собственный сенсорный опыт ребенка, организованный семьей лежит в основе речевой деятельности. Для нормального речевого развития необходимы такие условия:

Нормальное созревание и функционирование корковых зон;

Сохранность анатомических и функциональных структур периферической нервной системы;

Отсутствие нарушений органов рече- и голосообразования;

Сохранный слух;

Нормальное зрение;

Эмоционально-положительное общение с окружающим миром, что формирует адекватное коммуникативное поведение (5, 254).

Вот оно единство материальной (1-5 пункты) и психической (1, 6 пункты) основы становления речи, как высшей психической функции.

В случае же нарушения речевого становления различного генеза, нам видится природоосообразным подходить к выстраиванию восстановительного процесса с точки зрения системно-динамического подхода к понятию личности, выдвинутого Л. С. Выготским. Здесь ценно мнение Льва Семеновича о диагностике. «Определение актуального уровня развития и зоны ближайшего развития составляет вместе то, что принято называть нормативной возрастной диагностикой. Ее задача – выяснение с помощью возрастных норм данного состояния развития, характеризуемого как со стороны созревшего, так и несозревшего процесса» (1, 37). Одна из основных идей коррекции всякого патологического развития ребенка, и речевой патологии в том числе, которой нам, специальным педагогам, следует руководствоваться, сформулирована еще в самом начале научной деятельности Выготского (1924 г.). Вот она: «… надо воспитывать не слепого, но ребенка прежде всего. Воспитывать же слепого и глухого – значит воспитывать слепоту и глухоту и из педагогики детской дефективности превращать ее в дефективную педагогику» (3, 71). Только опираясь на эту целостность мы можем эффективно помочь нашему воспитаннику. Надо обращать внимание не на то, чего у него нет, а на то, что у него есть и от чего мы можем оттолкнуться, чтобы восстановить нарушенные функции. Это в полной мере касается раннего выявления патологии речевого развития и коррекции с целью предупреждения вторичных отклонений.

Библиография.

  1. Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. — М., СПб.: СОЮЗ, 1997. –с. 12 — 37.
  2. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти . Т. 5. Основы дефектологии. – М., 1983.
  3. Выготский Л. С. Орудие и знак в развитии ребенка. – М., 2003. – с. 31-50.
  4. Малофеев Н. Н. Современное состояние коррекционной педагогики // «Дефектология». 1996. № 1. С.7.
  5. Мастюкова Е. М., Московкина А. Г. Основы генетики: Клинико-генетические основы коррекционной педагогики и специальной психологии. – М., 2003.
Заказать звонок
+
Жду звонка!