Мельникова О.А.

Среди широкого круга когнитивных процессов, обслуживающих познавательную деятельность человека (восприятие, мышление, память, эмоции), можно выделить особую сферу, в которой познание осуществляется при посредстве языка и речи.
Л.С. Выготский, Р.И. Лалаева А.Н. Леонтьев и другие исследователи сходятся во мнении, что все психические процессы взаимосвязаны с речью. Речь формируется под воздействием всех психических функций, но, в свою очередь, и внимание, и память, и мышление развиваются под влиянием речи. Их сложное взаимодействие проявляется как при нормальном, так и при нарушенном речевом развитии [3,5,6,7].
Л.С Выготский отмечает, что онтогенез речевой деятельности прежде всего определяется развитием мнемических структур [3]. Многими исследователями (Л.М. Веккером, Л.С. Выготским, И.П. Зинченко, В.А. Крутецким, А.Г. Маклаковым, Р.С. Немовым, С.Л. Рубинштейном и другими) память характеризуется как «сквозной» процесс, обеспечивающий преемственность психических процессов и объединяющий все познавательные процессы в единое целое. С другой стороны, память — это следовая форма психического отражения, развивающаяся на основе генетической и физиологической памяти как запоминание, сохранение и последующее объективное и субъективное воспроизведение и узнавание ранее воспринятого, пережитого или сделанного. Без памяти невозможно обучение [3,5,6].
Согласно исследованиям П. П. Блонского, в процессе развития ребенок осваивает четыре последовательные ступени памяти: моторную (память-привычку), аффективную, образную и вербальную [1]. При этом каждый из этих видов памяти не заменяет, а дополняет другие, увеличивая возможности хранения и воспроизведения информации. Развиваясь сама, память является и необходимой основой психического, в том числе речевого, развития ребенка [5].
В данной статье рассмотрим память как сложный многоуровневый процесс, лежащий в основе речевой деятельности, раскроем структуру вербальной памяти.
Словесная память формируется в процессе прижизненного развития вслед за образной и достигает наивысшей силы к 10—13 годам. Организация словесной памяти, то есть «семантической памяти на вербальный материал» согласно языковому подходу формируется под непосредственным влиянием лингвистической памяти, заключающей в себе для каждого индивида знания о языковых элементах, т.е. фонемах, и артикулемах, и правилах оперирования ими (Дж. Миллер, Р. М. Фрумкина).
Язык, отмечает Т.Н. Ушакова, – это система долговременной вербальной памяти, хранящая в латентном состоянии все вербальные «семантически насыщенные» формы, употребляемые и понимаемые данным индивидом; это сфера памяти человека, без памяти, как понятно, нет познания. Языковая память в форме хранения слов, их элементов, грамматических конструкций служит осуществлению «транспортирующей» функции речи [8].
Итак, вербальная память протекает как многоуровневый процесс и представляет собой определенную систему мнемической деятельности (С.П. Бочарова, Грановская Р.Н., П.И. Зинченко, Б.Ф Ломов и др.). Г.К. Середа отмечает, что различие между собственно памятью и другими психическими процессами следует искать внутри процесса вербальной памяти, различая в нем «процесс-функцию» и «процесс-структуру» [2,4]. Данный подход позволяет соотнести такие структурные процессы памяти как непосредственное запечатление, сохранение, переработку и воспроизведение словесной информации (Б.М. Величковский, Ж. Пиаже, М. Солсо) с функциональными процессами мнемической деятельности (С.В. Владимирова, А.В. Хорев). С.П. Бочарова в результате изучения функциональных характеристик вербальной памяти выделила в ее механизме ряд взаимосвязанных блоков (процессов): сенсорный, интеллектуальный, моторный и собственно мнемический. Согласно такому дискретно-континуальному подходу при условной стадиальности процессов данного вида памяти трансформация информации происходит континуально, то есть при тесном взаимовлиянии всех составляющих блоков его механизма [2,4].
Процесс запоминания словесно-логической информации начинается с непосредственного ее запечатления (сенсорный блок). Важную функцию восприятия в процессах памяти подчеркивает и Р.М. Грановская, которая пишет, что «с помощью адекватного образа восприятия объект расчленяется, и информация о последовательности элементов поступает в память для анализа».
Произвольное запоминание в своей основе представляет не пассивный процесс, а имеет активную сложную природу и всегда предусматривает избирательность информации, то есть подключение к процессам памяти и процесса внимания [2,7]. Следовательно, на эффективность запоминания будет влиять степень, направленность внимания, длительность его обращения [3].
Е. Аткинсон, Б.М. Величковский, Г.Г. Вуетич, Б. Инельдер, П.И. Зинченко, Дж. Миллер, А.А. Смирнов, Ж.Пиаже И.М. Сеченов, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн указывают на решающую роль мыслительных (интеллектуальных) операций в организации работы вербальной памяти. Механизм их действия включается в момент запоминания для организации восприятия, он действует как фактор организации во время хранения словесной информации и составляет основу воспроизведения.
Мыслительная обработка словесного материала осуществляется в несколько этапов. Первый заключается в том, что происходит привлечение знака (слова) в качестве средства в операцию запоминания. Затем идут разнообразные и сменяющиеся операции создания новой структуры. Исследования В.Я. Ляудис, Л.В. Черемошкиной, В.Д. Шадрикова, посвященные изучению мнемических способностей, позволяют выделить следующие операции мышления, непосредственно участвующие в процессах словесно-логической памяти: смысловая группировка, мнемический план, классификация, схематизация, структурирование, систематизация, ассоциации, повторение. Данные виды операционных механизмов складываются и совершенствуются в образовательно-учебных ситуациях. Третий важнейший этап — выделение внутри новой большой структуры того слова, которое следовало запомнить и воспроизвести. Строго говоря, это уже функция указания и внимания в настоящем смысле этого слова, ибо здесь воспроизводится вся структура в целом, и найти нужное слово как в момент запоминания, так и в момент воспроизведения можно только путем обращения на него внимания [3,7].
Воспринимаемая информация отрабатывается и структурируется посредством соответствующих освоенных субъектом мыслительных операций (интеллектуальный блок). Эти формы конституируются в прошлом опыте субъекта как мнемосхемы, которые ориентированы на решение определенных задач.
Мнемический блок включает в себя работу долговременной, кратковременной и оперативной памяти. В процессе оперативной или кратковременной памяти информация определенным образом перерабатывается и поступает в долговременную память. Язык соотносится с кратковременной и долговременной памятью, способствуя кодированию, сохранению и извлечению из памяти соответствующих образов-представлений. Именно с помощью этих видов памяти, субъект сохраняет в процессе обучения систему образов, концептуальные модели объектов, стереотипы движений, эталоны, алфавиты сигналов, кода и др. Логическая память направлена прежде всего на понимание, а не на запоминание. Такая конечная цель порождает установку на удержание результата предыдущего действия как необходимого условия для осуществления последующего [2,8]. Результативная сторона памяти включает в себя такие индивидуальные характеристики как объем и качество запомненного и воспроизведенного материала, скорость, точность и длительность запоминания и воспроизведения.
Мнемический блок непосредственно включает в себя мотивации, установки, ориентиры поиска и другие факторы. Они регулируют мнемическую деятельность через внутренние действия контроля. П.П. Блонский называет словесную память «памятью, контролируемой самопроверкой» [1, с.114]. Самоконтроль способствует более точному пониманию материала.
За непосредственную актуализацию словесной информации в модели вербальной памяти отвечает моторный блок. Выделяется две операции: общее моторное действие и вербальное действие. Кинестетический, кинетический, «идеаторный» (связанный с высшими формами программирования поведения), уровни праксиса, создают психофизиологические предпосылки для формирования звукопроизносительной стороны речи, обеспечивают интеграцию языкового и моторного в процессе непосредственного воспроизведения запомненного смыслового материала [6] .
Таким образом, раскрыв сложную организацию мнемической деятельности, мы выяснили каковы функции памяти в осуществлении речемыслительного механизма и доказали, что память является необходимой основой психического, в том числе речевого развития. Учитывая данный факт, можем говорить о том, что нарушения мнестических процессов могут детерминировать, или усугублять нарушения речи [3,5].
Литература:
1. Блонский П.П. Память и мышление. – 2-е издание, Издательство ЛКИ, 2007.
2. Бочарова С.П. Принципы системного подхода к изучению мнемических процессов», 1996.
3. Выготский Л.С. Проблема культурного развития ребенка // Выготский Л.С. Проблема культурного развития ребенка (1928) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. – 1999. – №4. – С. 5-18.
4. Зачесова И.А. Механизмы словесной памяти и ее роль в организации речевого процесса: Автореф. дис…канд. психол. наук. – М., 1984.
5. Калягин В. А. Логопсихология : учеб. пособие для студ. высш. учеб. з-ний / В.А. Калягин, Т.С. Овчинникова. — М.: Издателыьй центр «Академия», 2006. — 320 с.
6. Ковшиков В.А. Психолингвистика. Теория речевой деятельности. – М.: 2007. – 318 с.
7. Леонтьев А.Н. Развитие высших форм запоминания. // Хрестоматия по общей психологии. Психология памяти. Под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. – М. Изд-во Моск. ун-та, 1979. – С. 163-177.
8. Ушакова Т.Н. Познание, речь, язык // Когнитивные исследования: Сборник научных трудов: Вып. 1 / Под ред. В.Д. Соловьева. М.: Изд-во «Институт психологии РАН». 2006. С. 13-28.

Заказать звонок
+
Жду звонка!